Сольмаз Фуляди: Сегодня нужно создавать атмосферу для человека

17.07.2017
  1001

Property Times пообщался с «королевой бетона» – киевским архитектором и дизайнером иранского происхождения Сольмаз Фуляди о трендах в дизайне, истории создания бетонного egg chair и о современной киевской архитектуре.

 - Сольмаз, расскажите о современных трендах в оформлении дизайна интерьеров – для частных заказчиков и для общих зон. Что бы Вы выделили, как лидирующую тенденцию?

- Я особо не слежу за модой и трендами. Я делаю то, что чувствую, то, что вижу, и то, что хотят заказчики. Исходя из конкретной ситуации, я создаю определенную атмосферу интерьера.

По моим наблюдениям, сегодня все еще популярен лофт или industrial. Секрет их в том, что они позволяют создавать интерьеры с наименьшими финансовыми затратами. Эти стили подразумевают использование определенных материалов – бетона, металла. Я люблю создавать предметы интерьера из металлолома – это мое хобби. Я выбираю определенные вещи, которые мне интересны, и создаю элементы декора.

Еще я бы выделила очень яркий, на мой взгляд, стиль – арт-деко. Современный арт-деко отличается от того, что было раньше. Сейчас расставляются акценты, используются «металлические» цвета – бронза, золото, серебро, медь.

- Вас называют «бетонной королевой». Почему вы любите этот материал, что в нем особенного? Почему он приобрел такую популярность?

- У меня очень глубокая связь с бетоном. Этот материал отвечает моей природе. Он дает ощущение прохлады. Мне нравится его поверхность в любом виде. К натуральному цвету бетона можно подходят любые другие цвета и материалы. К примеру, в моей квартире яркие шторы – своеобразный цветовой акцент. В моей ванной комнате бетонная штукатурка, на которую нанесен прекрасный рисунок. Бетон не ограничивает творчество, с ним можно «поиграть», за это я его и люблю. Кроме того, из бетона можно лепить, создавать какие-то скульптуры, к примеру, мое egg chair выполнено из бетона.

Уникальность бетона еще сто лет назад заметил архитектор Городецкий – посмотрите на его Дом с химерами. Он показал, что из цемента можно создавать непревзойденные скульптуры на фасаде.

- Что Вы можете сказать про современное стремление использовать эко-материалы? Лет 40 назад был популярен пластик, сегодня отдают предпочтение натуральным материалам. Как вы считаете, почему?

- Это такой период. Как вы говорите, раньше был период пластика – он был интересен людям, его повсеместно использовали. Но пластик не возвращается в природу, это искусственный материал. Поэтому стали снова переходить на натуральные материалы, это возобновляет связь человека с природой. Даже бетон – природный материал, если изучить его состав.

- То есть, ваша квартира – тоже своеобразный эко-дизайн?

- Конечно. Я здесь работаю и живу, со мной мои дети. Зимой здесь тепло, летом прохладно. Я даже не использую кондиционер. В этом ощущается определенная связь с природой.

- Расскажите о проектах, над которыми вы работаете. Над чем вам интересней работать – над интерьерами или какими-то архитектурными решениями?

- Мне нравится все. И я уже очень много всего успела попробовать. Я получила архитектурное образование в КИСИ, закончила магистратуру, первые пять лет работала в «Познякижилстрой» архитектором. Потом я поняла, что мне надоели типичные дома, мне хотелось какой-то творческой работы. Благодаря одному объекту я резко переключилась на дизайн интерьеров. Мне это больше понравилось, потому что это позволяло почувствовать себя создателем. Мне дали помещение, в котором я создала то, чего хочу. Это меня очень вдохновило, работа была успешной. Потом наступило время поиска себя, в 2009-2010 году я стала задавать себе вопрос – кто я, на что я способна? И тогда я начала создавать свои выставки в виде перформанса.

- Уже не как архитектор, а как художник?

- Да. Поэтому меня часто подписывают – архитектор-художник. Я создала 6 перформансов: пять в период с 2010 по 2012 годы и шестой, спустя два года жизни в Дании, – в 2015 году. Это был очень насыщенный период, он помог мне разобраться, кто я, на что способна. Он выделял меня среди других.

Параллельно я занималась fashion, это позволяло мне продемонстрировать легкость изделий из бетона. Два года я интенсивно работала в этом направлении, потом поняла, что меня уже считают чуть ли не fashion-модельером, а не архитектором. Поэтому я решила поставить на этом точку.

Я полетела в Данию, а спустя два года вернулась. В Дании меня очень вдохновили предметы дизайна, там очень много декора, которым восхищается весь мир. Поэтому мне очень хотелось поработать этом направлении. Началась все с моего первого egg chair, потом последовал второй, третий, четвертый, пятый. Это очень вдохновляет, это сейчас мое хобби.

Параллельно я получила два заказа на проектирование частного дома. Снова начался период архитектуры. Поэтому неизвестно, что будет завтра, послезавтра.

- Есть клиенты, которым Вы бы отказали? Бывает такое, что начали работать – и понимаете, что это не ваше. Бывает ли такое в вашей практике?

- Раньше, наверное, у меня было больше терпения, или, возможно, все объекты были интересные. Но я никогда не отказывалась от проектов. Бывали разные клиенты, в том числе, и очень капризные, но я все равно доводила проекты до конца. А вот за последние года два были такие объекты, от которых я отказывалась. Бывает, заходишь в помещение, слушаешь заказчика, его пожелания и понимаешь, что это не твое. И я спокойно могу отказываться. Даже не пытаюсь объяснить, а говорю «прошу прощения, ваш объект меня не интересует». Я чувствую, что мне объект будет в тягость, а мне нравится работать не только ради денег, но и ради удовольствия.

- Клиенты меняются? Современный клиент хочет чего-то интересного или такого же, как у всех? Готов ли он давать какую-то свободу?

- Раньше ко мне чаще обращались, ведь я иностранка, у меня другое видение, которое отличается от украинских специалистов. Ко мне шли по рекомендациям, клиент понимал, к кому он попал. А сегодня чуть-чуть по-другому. Те клиенты, которые меня находят или которым меня рекомендуют, знают, что я создаю нечто индивидуальное.

- Они приходят за уникальным?

- Да. Могу сказать, что клиенты мне доверяют, потому что видели мой дом и то, что я сейчас создаю.

- Где Вы черпаете вдохновение, что вас вдохновляет на новые вещи?

- Меня по жизни очень сильно вдохновляет музыка.

- А что именно?

- Я не могу конкретно сказать, музыка в принципе меня очень радует. Я люблю музыку и танцы, это наша традиция.  Музыка поднимает настроение, где бы я ни находилась. В такие моменты у меня появляются новые идеи.

Еще один источник вдохновения – все, что я встречаю на своем пути. Я иду по улице, путешествую, запоминаю все, что я вижу, собираю информацию. И в нужное время она сама срабатывает.

Ну, и, конечно же, меня вдохновляют мои дети. Они чудесные, талантливые. Иногда я на них смотрю, наблюдаю за тем, что они творят, и у меня рождаются идеи, какие-то желания.

- Как бы Вы прокомментировали ситуацию с архитектурой нашего города? Становится хуже или лучше – как вы это оцениваете?

- Это серьезный вопрос. Ко мне часто приезжают гости из-за границы, я показываю им Киев. Старый город всем нравится, но новые дома, к сожалению, не впечатляют. Можно на пальцах сосчитать достойные объекты. У меня были в гостях известные архитекторы из других стран. Они просят показать новые здания в столице. Я показываю, а они спрашивают: «и что, это все? а что-то поинтереснее есть?» А мне нечего им больше показать. Каждая страна имеет какое-то знаковое современное здание, ради которого турист приезжает, просто чтобы посмотреть. Я имею ввиду не только историческую застройку, а именно современную часть. У нас, к сожалению, этого нет. Тот, кто вкладывает деньги в новые дома, думает только о том, как построить здание и продать.

- Это не архитектура?

- К сожалению, нет. Нет еще такого заказчика, который бы дал возможность архитектору создать нечто такое, чего нет в мире.

- А архитекторы, которые могли бы это сделать, в Украине есть?

- В Украине есть очень талантливые ребята. Сейчас все хотят показывать, что такое Украина, не только флаг, а именно таланты. Я говорю о своей сфере – архитектуре и дизайне. Есть среди украинских архитекторов очень талантливые люди, уровень которых сопоставим с другими странами.

- Расскажите о предметном дизайне, о вашем egg chair. Это уникальная вещь, которая может быть востребована многими людьми.

- Egg chair – это очень известное в мире кресло. Когда я была в Дании, я посетила фабрику, где его делают. И я влюбилась в эту форму, в уют, который оно дарит. Это сопоставимо с ощущениями комфорта и безопасности в материнской утробе.

Когда я вернулась в Украину, я решила купить себе такое кресло. Думала, что здесь смогу найти его дешевле, но оказалось, что нет, в Украине они стоят еще дороже. Тогда я подумала: я как королева бетона – к чему бы я ни прикасалась, все превращается в бетон – и egg chair сделаю бетонным. Когда я нарисовала эскиз, мне все вокруг  говорили – такого не может быть, это будет очень тяжелый стул, он будет просто стоять как скульптура – и все, его никак не используешь. Но я, как правило, особо никого не слушаю, что я своим сердцем чувствую, то и делаю. Через какое-то время я, наконец, нашла человека, который смог мне помочь в этом направлении. Это были ребята, которые варят формы. Да я и сама одно время вручную лепила форму. Потом эту форму сняли, там получилась пустота, и кресло весит всего 35 кг. Оно очень удобное – такое ощущение, что ты в каком-то своем личном пространстве. С другой стороны, это кресло, которое будет жить веками. Его можно использовать и на улице, и внутри, потому что оно не боится ни снега, ни дождя, ни жары – с ним ничего не случится. Бетон – это очень прочный материал, я иногда грубо говорю, что его может сломать только танк. Даже если он упадет, с ним ничего не случится.

- Как Вы относитесь к масс-маркету?

Мою мебель покупают не оптом, не массово. Я создаю некоторые предметы в 3-4 экземплярах. Таких кресел у меня продалось 4, пятое стоит в магазине. Но они имеют своего покупателя. Иногда я создаю совершенно уникальные вещи в единственном экземпляре, а меня просят повторить. Например, предметы из металлолома один в один скопировать невозможно. Я могу создать что-то похожее, но все равно это будет уже не то.

Мебель, на которой вы сейчас сидите, делалась для одного кафе. Я создала чуть больше 40 штук таких кресел. Еще одно кафе заказало подобные, им очень понравилось то, что они увидели. Но они попросили выполнить для них в розовом цвете. Я по натуре гибкий человек, хотя розовый – это не мой цвет, но клиент попросил, я согласилась – пожалуйста, можно розовый, можно зеленый, какой захотите.

- Плавно переходим к общественным пространствам. Нравится ли вам работать над дизайном кафе, ресторанов, общественных лобби? В чем особенность такой работы?

- В прошлом году я только  начинала заниматься дизайном кафе, почему-то захотелось поработать именно над кафе. У меня было три успешных проекта, одно из этих кафе вышло в финалисты в журнале «Салон». Почему мне понравилось заниматься дизайном кафе? Потому что в интерьере этих кафе я создаю все. Не только интерьер, но и мебель.

- А если еще придут с проектами кафе?

- Я бы с удовольствием взялась. Мне как раз сейчас интересно работать над таким дизайном, я бы попробовала сделать офис, поработать в ландшафтном дизайне. Ведь моя мебель очень хорошо будет смотреться в ландшафте – не только в интерьере. Я люблю необычные объекты. К примеру, сегодня мне показывали старый завод, где хотят сделать театр. Здание в разрушенном состоянии. В этом я нахожу позитив, мне именно такое и нравится. Там где-то плитка надломилась, там что-то со стеной…

- В таких объектах важно сохранить что-то от старого или можно полностью все переделать?

- Сохранить. Даже сегодня у нас был об этом разговор. В этом здании плитки просто частично обрушились, но я бы сохранила все таким, как есть. Потолки бетонные, очень интересные. Но поднялся вопрос – а если плитка продолжит осыпаться? Но я нашла решение: плитку снимаем, но то, что останется под ней, этот рельеф мы оставляем. Сверху мы его покрасим – получится необыкновенная форма стен. Я всегда максимально использую то, что есть. Это и экономно и придает индивидуальности. Я так выражаю уважение к этому зданию. Какие-то намеки от того времени нужно оставить.

- В этом, наверное, и ценность?

- Да, конечно.

- Вы эту квартиру покупали специально без отделки?

- Я полгода искала для себя студию. Я вернулась из Дании и решила, что хочу свою home-студию, потому что заграницей это очень модно. Экономишь время, можешь совмещать семью и работу. В этом очень много плюсов. Я долго искала. Хотела найти что-то старое на Подоле, помещение без ремонта, где все сохранилось еще с того времени. Но, к сожалению, таких уже не существует. Поэтому я решила купить новое помещение без отделки, с нуля. Но это тоже большая редкость. Я долго искала место, в итоге остановилась на этом. Здесь все равно на стенах была штукатурка, все было белое – потолки, стены. Я решила, что все это будем снимать. 10 дней здесь трудилось 5 человек, снимали всю штукатурку. Под ней мы нашли такие вот красивые стены из кирпича. Все думали, что я специально их положила. Нет – они здесь были. Даже, как видите, остатки гипса сохранились. Кое-где мы оштукатурили обычной фасадной штукатуркой, которую используют для наружных работ. Потом это все мы покрыли немецкой грунтовкой, которая дышит – лак бы не дышал.

- Архитектор должен понимать все технические нюансы? Как какой материал себя ведет, какие свойства.

- Иногда я впервые вижу какой-то материал, но я чувствую, что его стоит попробовать Вот как эти пирамиды в потолке. Это как бы лучи солнца, солнце заходит и создает вот такую иллюзию. Каждый элемент имеет свое значение, философию. Этот дом мы как-то подавали на конкурс, он назывался «Дом солнца».

Это  очень важно, чтобы каждый объект имел определенную философию, а не создавался потому, что помогает заработать больше денег.  Сегодня нужно создавать атмосферу для человека. Дом – это место, где человек отдыхает. Гости приходят ко мне на террасу отдохнуть и восхищаются, какая классная у меня терраса. Здесь в перерывах между работой я просто лежу и наслаждаюсь. Это создано для человека.


Читать другие статьи

20.11.2017
Главный архитектор Львова рассказал Property Times об основных проблемах в градостроительном планировании Львова и о том, каким образом удалось ввести застройку...
подробнее
08.11.2017
Какие факторы обуславливают развитие рынка коммерческой недвижимости
подробнее
27.10.2017
Property Times изучил, какие новинки в сегменте материалов для отделки представлены на украинском рынке и в чем их особенности
подробнее
25.10.2017
Как ГАСИ осуществляет проверки и какова судьба ждет объекты, которые предписано снести – в интервью с директором Департамента ГАСИ в Киевской области Александро...
подробнее